RED FOX

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED FOX » Каталог » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky


Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

- - - - - - - - - - - -
Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

- - - - - - - - - - - -

http://testrbrnsowhat.quadrobb.ru/files/0015/bd/66/61255.png

http://testrbrnsowhat.quadrobb.ru/

Игра стартует через девять лет после окончания событий манги.
Через три года после снятия проклятия Аркобалено Тсунаёши был официально посвящён в статус Десятого босса Вонголы. Хотя, некоторым больше нравится наименование "Нео Вонгола Примо", которым окрестил его Реборн, и первый среди этих некоторых - Хаято Гокудера.
Хром Докуро считается официальным Хранителем Тумана Вонголы, несмотря на то, что Мукуро Рокудо, следуя одному ему известной логике, то появляется, то исчезает как на горизонте Семьи, так и на её личном. При этом, как и обычно, никому не известно, что у него на уме - ну, разумеется, помимо его заявления о том, что он желает захватить тело Савады-младшего.
Всё, в общем, идёт как обычно, однако, в один "прекрасный" день жизнь снова переворачивается с ног на голову...

Организация игры - эпизодическая; рейтинг - 18+; тематика - аниме; жанр - комедия, мистический боевик

0

2

Katekyo Hitman Reborn:
Burning Sky

разыскивает
http://testovichokaga.quadrobb.ru/files/0016/86/12/80861.jpg

0

3

Главное – держаться, не терять сознание, тут ведь только прояви слабину - растерзают мигом, а останки потом запекут в пироге и подадут к столу этого своего Десятого босса Семьи Вонгола, превзойдя небезызвестную мадам Ловетт. Брр, нет! И не то, чтобы Нильссен боялся умереть – он хотел, чтобы это произошло красиво, чтобы в смерти его выражение лица было одухотворённым и внушало сочувствие к безвременно усопшему, и чтобы над ним рыдали впечатлительные юные леди.  А не с расквашенным носом, синяком на скуле, оставленным кулаком Хранителя Урагана, и содрогающимся после приличной дозы тока телом! Всё-таки двое сразу – это слишком, стоило предусмотреть. Переоценил себя, и за то поплатился, поделом.
Когда эти двое больше не могли видеть его, Катберт перестал строить из себя крутого и сильного героя – точнее, если прикинуть ситуацию, то он, пожалуй, выступил как раз-таки в роли злодея, почти традиционного киношного, покусившегося на мир и покой бедненькой-несчастненькой Вонголы, и от такой мысли Нильссен издал себе под нос невольный смешок, - и, хлюпнув разбитым вдребезги носом, поставил перед собой ещё одно зеркало вертикально, и в полупрыжке-полукувырке, похожем то ли на сальто, то ли на замысловатое танцевальное па, нырнул в серебристую, мерцающими бледными язычками его пламени Зеркала, поверхность вперёд головой. Разумеется, наплевав на то, что переход пожрёт все оставшиеся резервы его пламени, возможно, зачерпнув дополнительную пригоршню из ниши личного здоровья, которым Берт сегодня и так не слишком-то блистал, после всех-то своих подвигов... Примерно так же, через отражающие поверхности, он пришёл из научного центра в Палермо, но тогда высадился за пределами этого прекрасного итальянского города, наслаждаясь полётом на птичьей высоте, свежим воздухом и красотами природы, и никуда особенно не торопясь. Сейчас же ему предстояло возвращаться почти так, как некогда французы Бонапарта ретировались из Москвы – в тоске и унынии. Разве что он вёз с собой небольшой приз для так называемого босса – хотя, кстати, даже под пыткой не смог бы понять, почему Сноу у них теперь за главного считается, ибо, за исключением огромной силы пламени и наиболее опасных среди Джокеров способностей, никаких особых заслуг Катберт за ним не знал… Но эта чёртова пряжка Урагана не излечит его разбитый нос и дрожащее после разрядов электричества Хранителя Грозы Вонголы тело! И ничто не излечило бы его, если бы те два психа решили оторвать ему башку, не сходя с места! За такие миссии начальство нужно крыть матом, забывая о воспитании, правилах приличия и том, что могут услышать дамы. Ха! Дамы в их небольшом дурдоме были все такие, что сами бы фору дали и пьяных портовых грузчиков порядочной порции новых слов научили бы, ни разу не повторившись и даже не запнувшись!
В тёмном коридоре – то ли здесь перегорело несколько ламп, то ли что-то не то с электричеством в здании вообще, хотя, неполадки тут устраняли так быстро, как, пожалуй, нигде в мире, ибо вылететь голышом на снег без средств передвижения холодной снежной ночью являлось самой малой карой, постигавшей здесь безруких идиотов, буде таковые обнаружатся, - возникла высокая и тонкая, не толще конского волоса, прямоугольная пластина, замерцавшая и исторгнувшая, буквально изрыгнувшая, из себя на пол трясущегося и едва ли не заикающегося Катберта. Прохлада показалась ему приятной – во всяком случае, подниматься и куда-то идти вовсе не хотелось. Тянуло подтянуть ноги к груди, обнять свои колени и погрузиться в глубокий и безмятежный сон младенца. Если, конечно, треклятый звон в голове и саднящие кости, а также чуть ли не взрывающийся болью при любом, даже случайном, прикосновении распухший нос позволят это сделать, чёрт побери… Физиономия и одежда были хорошо так обляпаны кровью, так что зрелище Берт являл собой весьма колоритное, хоть прямо сейчас в низкопробный фильм ужасов. Зеркала поблизости не имелось, дабы сие оценить, к сожалению – ахаха, Хранитель пламени Зеркала не может найти зеркало, это хохма почти что в стиле его наставника, однако, шутки шутками, а пламени у него реально почти не осталось, последние резервы ушли на телепортационный прорыв, - однако, по самовосприятию ориентироваться Катберт всё ещё мог, и собственные ощущения явственно и чётко заявляли ему, что дело – труба, и врач по нему плачет. Верде, этот долбанутый фрик, с огромным шприцом, жуткими свёрлами, подозрительными щипчиками и коварно довольным крокодилом. Впрочем, фигня, этот вообще плакать вряд ли умеет, но метафора есть метафора. Стоило позаботиться об этом заранее, чтобы теперь не чувствовать себя будущим лабораторным опоссумом… Но, увы, у него не было времени и сил привести себя в порядок по пути, так что придётся попугать случайно встреченных неспящих… Хм. Ну, да, это если Катберт сейчас заставит себя встать, а подниматься всё ещё не хотелось, вообще шевелиться не хотелось, зачем, ведь ему и тут вполне неплохо, удобно устроился.


Читать дальше

0

4

Задания Джотто Хранитель Урагана всегда воспринимал с радостью и удовольствием, однако, едва ему назвали список будущих спутников, как он поневоле поперхнулся, сделал глубокий вдох, задержал дыхание, выдохнул, и очень-очень сдержанно и осторожно спросил, так ли это обязательно, стоит ли беспокоить-де сразу трёх Хранителей, отвлекая их от других дел. Однако, Примо мягко, но непреклонно настоял на своём, и вот, теперь Джи предстояло отправляться аж в другую страну в компании двух блазированных, изнеженных, избалованных богатеньких сыночков, праздных белоручек, идеальных представителей касты великосветских раздолбаев, даже представления не имеющих о том, как пахнет настоящий трудовой пот, пресыщенных роскошью и вниманием к их персонам, смотрящих на окружающих так, словно те уже несколько лет как должны им крупные суммы денег, а также бегать вокруг с опахалом и подносить прохладительное, склоняясь в раболепных поклонах… Уууу, как бы ему хотелось вломить обоим! Но нельзя, он же руководитель отряда – во всяком случае, официально так, хотя, ни Спейд, ли Лампо никогда не признают, что ими кто бы то ни было вправе командовать, кроме, разве что, самого Джотто, и то, вероятно, лишь до определённых пределов.

«Проклятье, у меня уже голова от них раскалывается…» - уже спустя полчаса, проведённого в обществе иллюзиониста и грозового лентяя, Джи потирал двумя пальцами правой руки, указательным и средним, лоб, стискивал зубы и боролся с желанием сделать так, чтобы дальше он продвигался уже в гордом одиночестве. Наверняка Деймон ощущал исходивший от Урагана сплошными волнами мощный негативный эмоциональный заряд, но, то ли этому типу было абсолютно пофиг, что испытывает в его адрес "рыжий псих", то ли тот забавлялся, наблюдая за ним. Что до Лампо… Тот явно не чувствовал ничего, просто дрых без задних ног всюду, где можно было хотя бы с натяжкой отыскать горизонтальную поверхность. Хотя, Джи доводилось наблюдать, как "божественный" засыпал стоя, и даже прямо на ходу. У него даже один глаз постоянно закрыт, о чём тут можно говорить?! И, хотя Гроза не шумел, не издавал никаких звуков, даже не храпел – во всяком случае, сейчас, - он тоже бесил Урагана своей абсолютной отстранённостью от общей проблемы, которую явно глубоко имел в виду. Вот чёрт, и почему нужно было назначить именно этих двоих?! Хотя, вечно расслабленный добродушный флейтист, боксёр-святоша и начальник тайной канцелярии представлялись Джи тут с не меньшей натяжкой.

С Алауди бы сталось наручниками его к чему-нибудь по пути приковать, сходить на дело в одиночку, договориться со всеми, а тех, кто общаться и идти на компромисс не пожелает, решив добиваться своего силой, спокойно укатать в бетон, потом вернуться, отпустить и велеть уматывать, потому что он не хочет, чтобы пыхтение напарника под ухом мешало ему думать о высоком по пути обратно в Палермо. От Угецу Джи сам сбежал бы, доведённый до ручки беспрестанным терзанием несчастного музыкального инструмента, а также постоянной мягкой и рассеянной улыбочкой, чтоб его, ну, нельзя же идти убивать людей и вообще сражаться с таким выражением лица! Ну, а святоша просто задолбал бы повторять через каждые три слова про экстрим, и рваться разобраться с проблемами с помощью кулаков. Но этот, хотя бы, знал, что такое настоящая драка, без поддавков, на которые мягкосердечный Асари, кажется, всякий раз до последнего рассчитывающий, что враг покается и перейдёт на путь истинный, был горазд.

«И почему я не мог отправиться один?» - с тоской спросил небеса Джи, но те не ответили, потому что, хотя и вдохновили Джотто назвать своё пламя в их честь, всё же самим Примо не являлись. Хотя, он и сам понимал. Во-первых, так безопаснее, а их босс пёкся о своих Хранителях, будто о родных детях, во-вторых – им только на пользу пойдёт тренировка работы сообща. Одна Семья же, как-никак. Так-то оно так, в теории. А на практике – Ураган уже был на грани безумия. Ну, так ему казалось, хотя, втайне он смутно подозревал, что его разум – далеко не столь лёгкая добыча, выдержит и не такое. Но идти кругом – голова точно шла.

***

Кажется, Деймон даже одним воздухом с ними двумя дышать считал ниже своего самолюбия, поскольку воспользовался первой же возможностью, чтобы оторваться от коллектива. Ну, замечательно, меньше народу – больше кислороду, во всяком случае, когда речь идёт о Спейде, превращающем атмосферу в любом помещении в удушающую одним своим появлением.
Однако, отдыхать им некуда, пора и выдвигаться.
- Эй, подъём! – подтолкнув носком ботинка Лампо в бок, холодно велел ему Джи.
Тот лишь перевалился на другой бок. Игнорируем, значит. Только Джотто у нас, значит, авторитет. Напросился.
- Ну, ладно, по-хорошему ты не захотел…

***

Когда время уже подходило вплотную к назначенной минуте, Деймон Спейд имел возможность наблюдать живописнейшее зрелище – Джи вышагивал по мостовой, как солдат – по плацу, волоча за собой тушу Лампо за шиворот. Швырнув его на мостовую метрах в трёх от ног Деймона, Ураган косо усмехнулся, отвернулся от обоих и раскурил сигарету с видом "и даже не пробуйте мне это запретить".


Читать

0

5

"«Вот недоумок-то, просто невъ*бенный недоумок…» - почти ласково подумал Джи, глядя наследнику в лицо, - «Всё у тебя есть, и что с этим делать – ты знаешь, и я не хочу больше слышать от тебя, что ты сомневаешься в себе…»"

"Пафосный недоносок. Рот слишком большой, вот и не захлопывается… Таким Джи воспринимал раньше, и продолжал воспринимать по сию пору Хаято. Однако, у этого куска бесформенного недоразумения, пожалуй, всё-таки был какой-никакой хребет. Стержень, увидев который много лет назад, он признал Хаято, тогда ещё совсем пацана, достойным преемником воли Урагана. Парень всё воспринимал близко к сердцу, слишком бурно реагировал на любое событие, сказочно лажал на ровном месте и вообще представлял из себя нервного клоуна, однако, размазав по щекам сопли, пока те не прекращали течь, и благополучно утеревшись, Гокудера всё равно вставал и шёл делать всё, как надо."

Комплименты от Джи.
[Мишень 5] "Здравствуйте, я ваша тётя!"


"Занзас-сан пошарил в кармане, выудив оттуда телефон. Повертел его в ладони, врубил камеру, приноровился – так, чтобы видно было только нижнюю половину туловища. Пальцем ткнул в живот и сфотографировал. Отправил на собственный же номер, подписав: «Это ты называешь нижним прессом?»"

Как Занзас в чужом теле оказался.
[Флэшбек] И мы хохотали, просто не могли остановиться

"- Ты меня бесишь, - соврал Хибари, разглядывая чуть распушенные перья. – Уйди, я должен подумать.
Чайка не вняла и только подобралась ближе. Кея вздохнул и протянул ей оставшийся кусок ростбифа, чувствуя себя очень податливым слабаком, ведущимся на все примитивные птичьи манипуляции."

Способы манипуляций Хибари.

[Мишень 22] Облако в Зеркалах

0

6

Тик-так. Тик-так. Тик-так. Савада стоял в центре комнаты, подняв глаза на часы. Тихие в остальное время, сейчас же каждый шаг секундной стрелки был громоподобен, словно выстрел в ночи. Выстрелы, целью которых была старая жизнь Тсунаёши. При должной фантазии можно было даже представить, закрыв глаза, как пули летят к мишени, медленно, но неумолимо. Кажется, в каком-то фильме это было использовано, но Савада не мог вспомнить, в каком. Казалось, это всё было так давно – как будто в прошлой жизни. Когда всё было проще и легче. Школа-дом, дом-школа, беззаботная юность…
“Но всё сложилось иначе. И я не хотел бы, что бы хоть что-то было иначе.. Я рад, что всё вышло так, как оно идёт сейчас”
Отвернувшись от часов, будущий Десятый Вонгола осмотрелся в комнате. Прикрыв глаза и дав волю воспоминаниям, парень видел своих друзей. Как они проводили время, сидя у него в комнате. Чуть опустив взгляд на столик, Тсунаёши улыбнулся, вспоминая, сколько же здесь произошло. Ламбо, тогда ещё совсем маленький, часто доставлял Тсуне много проблем, и одной из любимых забав было носиться вокруг этого стола, разбрасывая всё, что лежало на полу по всей комнате, или бегая по столу, расшвыривая ногами всё, что по несчастью было на этом столе. От этого комната Тсунаёши, и без того самая грязная комната в доме, приобретала вид форменной свалки. А конец у этого всегда был один.
“ –Ламбо-о, так нельзя!
-Ваа-хаа-хаааааа! Вездеход Ламбо-сана!”
Усмехнувшись, Савада проводил взглядом маленького Ламбо из своих воспоминаний, который, снося всё на своём пути, выбежал из комнаты “Никчемного”Тсуны и понесся вниз, семеня в сторону кухни – ведь после Вездехода Ламбо нужно как следует подкрепиться! Однако, сейчас комната была на удивление чиста – никакой грязи на полу и на столе, будто в этой комнате жил кто-то другой, совсем не Тсуна. Стол, на котором в другое время было полно мусора, тетрадок и книжек, вырванных листочков… Сейчас на столе не было ни пылинки. Ничего. Стерильная чистота.
“А завтра всё это останется в прошлом…”
Тсунаёши подошел к столу, провел по нему ладонью, будто снова убеждаясь в отсутствии пыли на нём, глядя в окно. Стемнело настолько, что улицы почти не было видно – зато было видно отражение молодого человека. На будущего Десятого Вонголу смотрел достаточно высокий юноша, с широко раскрытыми глазами, будто чем-то взволнованный и расстроенный одновременно. Заглянув к себе в сердце, Тсуна понял, что он был немного встревожен. Присев на край стола, он коснулся ладонью холодного стекла, смотря, как капли, разбивающиеся о него, медленно ползут вниз, как автомобильчики, наперегонки. Какое-то время он следил за этими каплями, не думая ни о чем другом, просто наблюдая за некоторыми, угадывая, какая же из капель достигнет оконной рамы внизу первой.
“Но вся жизнь не может быть такой простой… Как эти капли. Завтра всё изменится. Завтра я, возможно, стану Десятым Вонголой…”
Почему-то Тсуна не верил, что этот день когда-либо настанет. Нет, он всегда понимал, что ему придется стать Боссом, но он никогда не думал, что этот день… Настанет так скоро? Или так быстро? Или вообще, что ему когда-то придется быть кем-то большим, чем просто Савадой Тсунаёши. Для него все эти сражения, они никогда не были ради Вонголы, или ради того, что бы кому-то доказать, что именно он – лучший кандидат на роль главы крупнейшей мафиозной семьи. Нет, единственное, ради чего Савада был готов сжать кулаки и подставиться под удар, единственная причина, ради которой он был готов сражаться – была сохранность его друзей. Они были для него семьей. Возможно, где-то в глубине души он думал, что так всегда и будет – он будет боссом Вонголы, но “в каком-то будущем”. Ведь, когда к нему обращались здесь, как к Боссу, он не воспринимал это, как обращение к управленцу, который только раздает приказы, глядя на всех своих подчиненных как на людей, с которыми его связывают исключительно рабочие отношения. В одной игре, которую он играл, казалось, в прошлой жизни, был отряд бойцов, и их лидером был статный, усатый мужчина, а звали его… Усмехнувшись, Тсуна понял, что он не помнит его имени, только то, что к нему все обращались “Коммандор”. Что это не настоящее воинское звание, а обращение к тем людям, которые своими лидерскими качествами заслужили доверие отряда. Наверное, именно такое же значение и имело обращение “Босс” для Тсуны.  Прислонившись щекой к холодному стеклу, он прикрыл левый глаз. Разница температур заставила юношу приоткрыть рот, и он тихо выдохнул, отчего стекло запотело. Провел по стеклу указательным пальцем диагонально сверху вниз, затем ещё раз.
“Икс… Десять…Дечи…Дечимо”
Послышался звук открываемой двери, и Савада увидел знакомые очертания в отражении на окне. Тепло улыбнулся, так и продолжая прижиматься щекой к окну:
- Здравствуй, Гокудера-кун.

Читать здесь

0

7

Казалось, чем ближе Гокудера подходил к машине, в которой развалился Принц, тем ближе становился к состоянию эпилептического припадка. Вонголу трясло и корежило так, будто в автомобиле ему предстоит сидеть рядом с каким-нибудь ужасным инопланетным гадом, истекающим кипящей серной кислотой, а не с человеком, который, к слову, чудом единым сам уговорил себя не отрывать башку психопату, и вообще ведет себя очень даже прилично и сдержанно, по своим меркам.
Бельфегор наблюдал из-под полуприкрытых глаз за Ураганом, который, садясь в машину, не скрывал свое состояние озлобленности и полное отсутствие желания ехать рядом с коллегой.
«Ага, на переднее сиденье сесть не догадался, неужели тебе подсознательно приятнее сидеть со мной, чем с тем мужиком? Забавно, надо будет ему об этом при удачном случае напомнить, ши-ши-ши».
Чисто ради интереса, он решил не предпринимать никаких действий и посмотреть, что нервный мальчик союзной семьи будет делать в таком состоянии.
Как раз очень кстати смелый водитель, которому судьба приподнесла подарок в виде Бела, сунувшего в руки деньги, а не нож под ребра, решил повыделываться и потребовать ещё денег за дорогу, к его же собственному несчастью. Гокудера, взвинченный до судорог во всем теле, сунул дебилу за рулем под нос динамитную шашку, и мозги того встали на место, а машина дернулась и набрала хорошую скорость. Осталось надеяться, что их нынешний транспорт не впишется в прекрасный пейзаж вокруг них.
Но его совершенно не радовал тот факт, что криворукий хранитель, сидящий рядом, рассыпал порох на дно машины, так ещё и ему под ноги. Резкими движениями Бельфегор стряхнул со штанов частички вещества черного цвета, а затем вытащил ножи и поднес их близко к горлу Гокудеры, полуобняв со спины так, чтобы тот не смог сильно дернуться и напугать водителя.
- Только попробуй закурить или поджечь здесь что-нибудь, я тебя нашпигую ножами как игольницу, понял, идиот? - нет, он готов был сегодня многое понять и простить, но не второе ДТП по вине напарника. И, к слову, менять положение тела он не собирался, по крайней мере, до тех пор, пока сидящий рядом с ним криворукий оборотень, изредка обращавшийся в хранителя урагана, а остальное время являвшийся косяком с фантастической тягой к разрушениям, уже откровенно задолбавший Принца своими выходками, не поклянется вести себя спокойно до конца дороги. В противном случае он его прирежет, и водителя, как свидетеля, а затем закопает обоих в ближайшем лесу и скажет, что его бесценный и гениальный напарник пошел пройтись и пропал без вести. Может, поплачет, для проформы. Перед Десятым. Секунд пять.

Читать дальше

0

8

А ведь она говорила! Говорила! Весь мозг съела Нарциссе и начальству, посылающему их на эти так называемые переговоры. С Варией не договоришься. Вообще. Ладно, если бы Вария действительно были независимым отрядом и не состояли в Вонголе от слова "совсем". Тогда да, тогда бы еще был бы толк, можно было бы даже попробовать нанять этих отморозков за бабло, побыли бы мясом, все хлеб. Но нет, надо было послать их на этот диалог и попытаться убеждать этих даунов сохранить свои никчемные жизни! Зла не хватает. Ну почему нельзя было просто грохнуть, как это предлагала Цисса? Ладно, не грохнуть, разорвать их разум в мелкие клочья и превратить в овощи. Кларисса бы смогла провернуть подобное и даже сделать это все самостоятельно. Даже лучше было бы делать все одной, дабы кто-то из своих не попал под удар ее смертельной мелодии. И да, Кларис не была жестока, она не была садистом, она просто любила простые пути, фильмы ужасов, прекрасного Клайва Баркера с его сенобитами, и обладала отличной фантазией.
А вот стулья опрокидывать было не надо. Это глупый поступок. Нет, в принципе Занзас (где она его кстати видела? Лицо босса Варии было очень знакомым) мог делать со своей мебелью все, что пожелает. Но не в тот момент, когда на этой мебели находилась Фрезер. Женщина не любила, когда с ней так обращаются. Не любила настолько, что смельчаков, проводивших подобный фокус, ждало жалкое и несчастное существование в виде бестелесного слуги Хранительницы. А это был страшный конец. Честно говоря, даже Кларисса - существо без чувства самосохранения, побаивалась и опасалась хранительницу и признавала, что Нарцисса была бы последней, с кем Розенкройц вступила в поединок. Даже хранитель кристалла не был так страшен, как эта женщина с романтичным именем.
И вот оно началось. Занзас выстрелил. Не в Циссу, в Клару. Стрелял вслепую, но очень точно. Признаться, когда он спустил курок, то Кларисса уже было решила, что это конец и едва не прервала свою мелодию, благо напарница прикрыла ее от пуль, причем так быстро, что немка и глазом моргнуть не успела и также быстро сменила дислокацию и атаковала, взяв на себя двоих и оставив Кларе иллюзионистов. Хороший выбор. Клара не была сильна в ближнем бою, ее боевые навыки прекрасно подходили для улицы, но не для боя с профессиональными убийцами - тут она проигрывала по всем статьям. Кроме того что Занзас, что Скуало были врагами очень неудобными - оба могли просто сломать ее флейту и увеличить свой шанс на победу минимум в три раза, а вот иллюзионисты - это другой разговор. Тут она могла развернуться на полную катушку, ибо в ее мире (а именно там сейчас и пребывали находившиеся в помещении), Клара была царем и Богом. Тут правили ее законы, и она могла сделать здесь все, что душе угодно. На ее территории у  этой парочки не было шансов, если они, конечно, не додумаются объединить свои силы и ударить вместе. Тогда у них был шанс разорвать ее иллюзию. Ну, будем надеяться, что эти двое одиночки и не смогут работать в команде.
Она чуть сдвинулась в бок, а потом снова встала на место - во-первых нужно проверить знают ли эти двое где она или они просто попали пальцем в небо, во-вторых, если Занзас или Скуало решат снова атаковать Хранительницу, то вероятнее всего будут думать, что та ушла с линии атаки ибо это было логично. Вместе с тем она создала еще один слой иллюзий - сделала Нарциссу невидимой и неслышимой, одновременно с этим создавая ее точную копию на том месте, где сейчас находилась женщина. Противники не почувствуют разницы так как копия сейчас была нечто вроде второго слоя. В тоже время, когда напарница сдвинется, то она увидит своего двойника и поймет ее задумку. Но Клара не была бы Джокером, если бы оставила туманников в покое. В то время как Цисса разбиралась с двумя силовиками, Кларисса начала вести свою игру. Электричество замигало, словно бы начались проблемы с проводкой, а то гаснущая, то зажигающаяся лампочка отбрасывала причудливые тени. Бабочки начали выползать из своих убежищ - они слетали со стен, выбирались из щелей, взлетали с потолка. Насекомые слетались в стаи и порхали перед иллюзионистами начисто закрывая им обзор, садясь на плечи и руки, забиваясь под одежду и путались в волосах.
Из раковины послышались чавкающие звуки и из стока повалила туча тараканов - здоровых таких, размером с указательный палец взрослого человека. И эти насекомые также атаковали ее противников.
- Пошли, - немка наконец подала голос, правда не совсем она, а очередная иллюзия, - А ты, блядский босс, дебил. Давай, ёпте, стреляй, расхуячь тут все на хуй. Голова же нам дана, чтоб еду в нее класть, ага. Пиздец просто, спасибо бы сказал, что нам убивать вас не велено. Так что сиди ты ровно на заднице и жди своей смерти! Ауфидерзейн, неудачники!


Читать

0

9

Katekyo Hitman Reborn:
Burning Sky

разыскивает:

http://s3.uploads.ru/t/QlV7E.jpg

0

10

Настроение у Джи с утра не задалось. Он блуждал по городу хмурый, как туча, заложив руки в карманы, с сигаретой во рту, одним взглядом чуть ли не поджигая валяющийся на мостовой мусор, ворон и случайных встречных прохожих, многие из которых на всякий случай переходили на другую сторону улицы от хулиганского вида юнца, наверняка способного пырнуть в бок ножом, или пробить висок кастетом. На их лицах буквально печатными буквами читалось: "Вот слоняются такие, слоняются, а потом люди без вести пропадают, а ещё всякие шалопаи поджигают лавки и воруют среди бела дня!". И, правда, менее представительную и внушающую уважение Правую Руку Джотто не смог бы выбрать, даже если бы специально задался данной целью.

Ходил Ураган безо всякой цели, тупо убивая время до вечера, когда должен был вернуться Примо. Без босса существование утрачивало свой смысл, и мальчишка изводился на беспокойство и волнение. То, что Джотто куда-то отправился один, здорово задевало и без того не отличавшегося спокойным и уравновешенным нравом Арчери. До того, что он, с бездумным упрямством меряя дорогу шагами и отсчитывая удары своего сердца вместо секунд, сверял по ним сроки, прошедшие с того момента, как он впервые узнал об отсутствии Примо. Ему хотелось психануть и раздолбать что-нибудь. Желательно - чьё-то лицо, но сойдёт и витрина.
- Отстой, - рыкнул Джи сквозь плотно стиснутые зубы и, от избытка эмоций, пнул подвернувшийся ему камушек. Тот покатился по мостовой и замер на проезжей части. Не парясь тем, что на тот могло наехать колесо какого-нибудь экипажа, Джи, продолжая беситься, потопал дальше. Он дошёл до следующего угла, и тут услышал знакомый голос, завершающий начатую, видимо, ранее фразу:
- ...интересное предложение.
- Что? - и за этим последовал хохот, - Мне это кажется, или ты, щенок, нам зубы заговариваешь, надеясь, что мы купимся, и твои останутся целы? Парень, мы не собираемся прогнуться под вашего недоношенного босса, и остальных твоих дружков!

- Что ты там про Примо сказал, мразь? - на удивление спокойно поинтересовался Джи, показываясь на глаза и тут же вышибая пистолет из руки недонаркобарона. Впрочем, на землю оружие не упало, Ураган подхватил его в полёте и наставил точно в центр лба оскорбителя Джотто, - А вот теперь - поговорим, - нехорошо осклабился Джи, гневно сверкнув глазами и всем видом говоря: "Я вышибу твои мозги, если ты ещё раззявишь пасть!", а также "Кто дёрнется - пальну, не глядя, и да помогут вам черти!". Джи, прирождённый стрелок, промахивался редко, и был уверен, что сможет положить всех троих, если припечёт, и не дрогнет отправить три жизни к праотцам, что бы потом Джотто ни говорил, - Асари, озвучь твоё предложение, - теперь он уже откровенно веселился от всей ситуации. Весь его негатив нашёл, наконец, выход, однако, Джи ещё не выдуло до конца его соображение, и он понимал, что убийство этих людей нежелательно, пускай и очень хочется. Но, если они не оценят мягкость и уважительный слог Угетсу, придётся ему самому потолковать с ними по-свойски. Потом костей не соберут, да и камни мостовой отмывать понадобится.

Читать дальше

0

11

Аркобалено недовольно сощурил глаза - этого проявления эмоций благодаря традиционно закрывающему лицо капюшону все равно никто не увидит, но совсем никак не реагировать на Мукуро у иллюзиониста Варии не получалось.
- Бесплатно - не хочу, - отрезал Маммон, наблюдая за потенциальным противником и ожидая от него какой-нибудь гадости. Бывший Аркобалено прекрасно помнил, какой уровень владения иллюзиями продемонстрировал Мукуро на Конфликте, также примерно знал, насколько впоследствии увеличились его силы. "И чего его сюда черт принес?" Какое неудачное совпадение...
Возникновение иллюзии поверх реально существующего помещения Вайпер заметил практически сразу, в основном потому, что был к этому готов. Аркобалено на секунду прикрыл глаза. Его явно не воспринимали всерьез - что ж, возможно, вскоре именно это сыграет Маммону на руку. В конце концов, он сам на Конфликте сделал подобную ошибку, которая едва ли не стоила ему жизни, а теперь эту же глупость совершает Мукуро.
К слову, Вайпер никогда не стремился к реваншу: может быть, другие и воспринимали то поражение как нечто совершенно провальное и недостойное кого-то, вошедшего в семерку сильнейших, но сам Маммон оценивал Конфликт по последствиям. Остался живым? Да. Невредимым? Практически, обошлось без серьезных травм. Его после этого даже Вария не порывалась убить, прикрывшись тем, что "на финальном бою должны присутствовать все Хранители".  В общем, не было причин искать Мукуро и устраивать истерики с требованиями повторного сражения. Не то чтобы Маммон сомневался в своих способностях, просто за растрачивание сил во имя якобы пострадавшей гордости ему не платили.
- Со времени нашей последней встречи ты стал еще более самоуверенным, Рокудо Мукуро, - ровным тоном произнес Вайпер, окидывая изучающим взглядом помещение. - В чем здесь твой интерес, что ты так стремишься мне помешать?
Маммон в душе не чаял, что он такое здесь будет искать. Достоверно известно ему было только одно: это какой-то очень ценный артефакт, за который можно получить довольно много денег. Собственно, Вайпер уже даже знал, кому он его продаст в случае успеха сегодняшней кампании, и уже практически определился со стоимость товара. "Надо поднять цену". Изначально Маммон думал, что ему нужно будет просто зайти в здание и самой сложной частью задания станет именно определение места, где спрятан артефакт. на появление старого противника он никак не рассчитывал.
- С дороги, - чуть ли не приказным тоном обратился к Мукуро Вайпер, стоило тому преградить Аркобалено путь.


Читать дальше

Отредактировано Nori (2015-11-02 08:12:05)

0

12

Лениво приоткрыв один глаз, как бы нехотя вырывая себя из мира кровавых грез, и, глядя из-под челки на почти по-детски надувшееся от обиды личико Бьянки, Принц сделал усилие над собой, чтобы не умилиться, и не показать эту необычную для него эмоцию своим видом. Киллер она или нет, но девушка - есть девушка, а сейчас в его глазах она напоминала маленькую капризную девочку. Принц представил маленькую Бьянки в веселом платье в цветочек и надутыми щечками, и мысленно хихикнул. Улыбнувшись, он положил локти на стол, и уткнулся подбородком в открытые ладони.

- Бьянки, если тебя что-то не устраивает – скажи, и я просто поменяю планы, - он стал вдруг абсолютно спокоен, даже немного стыдясь своей злости по отношению к ней. В конце концов, этому чудесному созданию можно уступить, и, если что-нибудь пойдет не так, просто все исправить. Вытаскивая фрукты из стоящей рядом тарелочки пальцами, он, с удовольствием смакуя каждый кусочек, беспечно улыбался Скорпиону, глядя ей в глаза. Расслабиться действительно можно, а потом… Он резко подавился кусочком ананаса, едва не откусив себе пальцы.

- Бьянкиии, что ты имеешь в виду? – вопрос был откровенно честным с его стороны, и Бельфегор, пусть и не сразу, понял, что, поддевая Скорпиона, он накликал беду на свою нервную систему, которую будут уничтожать всяческими интересными и не очень методами в течение как минимум ближайших суток. – Впрочем, я не против с такой красивой девушкой провести бурную ночь, ши-ши.

Принц решил подыграть Бьянки, немного наклонившись вперед и пошло улыбаясь, но мысленно надеясь, что она это говорить лишь от обиды, пытаясь поиграть на его самообладании, и это все в конечном счете просто сведется к невинной шутке. А если не сведется… Воображение его включилось, вырисовывая четкую картинку, как после фееричной ночи он просыпается в обнимку с ней, без одежды, а за дверью в номер их уже ждет распаленный от ревности Реборн, и, пока Бьянки, которую конечно же простят, слезно извиняется перед возлюбленным, Принца, уже крепко связанного, несут на задний двор отеля специально обученные люди и бросают в бассейн с пираньями, который был вырыт и оформлен за эту ночь специально для него. Рядом с бассейном стоит Вария с боссом во главе, произносящим прощальные слова. Однако, несмотря на творящееся в его голове безобразие, внешне он оставался невозмутим и вообще начал походить на наглого кота, медленно подбирающегося к своей добыче.

- И можешь не сомневаться, я всегда в отличной форме, - глаза под челкой наигранно поблескивали, тело, теперь уже развалившееся на диванчике, потянулось, продолжая, впрочем, улыбаться, и, от нечего делать, рассматривая со своего места фигуру Бьянки. – И как же мы её проведем? И в подробностях, если не трудно.
Вот сейчас он приготовился, что в него запустят бокал, назвав наглецом, и выскочат из кабинки, устроив истерику на весь зал. Впрочем, надежда на то, что Скорпион отшутится, оставалась.


Читать дальше

0

13

- Какая искусная ложь, - поднимая голову, чувствуя обжигающие осколки дождя на щеках, пришедший из тёмного мира устремил взгляд своих чёрных глаз в сторону иллюзионистки. Его голос звучал приглушённо и сухо, будто бы мёртвый решился заговорить с живым, нарушив все законы существующих миров, - Я должен бы поблагодарить тебя за случившееся здесь. И поздравить! Только что ты собственными руками похоронила хранителя Дождя Вонголы.

Он прежде не испытывал таких ощущений. Будто бы весь реальный мир сейчас находился в ладонях. Можно было касаться воздуха, ступать по холодной земле, слышать глухие раскаты волн о скалы, доносящиеся с далёкого песчаного берега, раскинувшегося за старым городом. Свобода. Ему наконец-то дарована свобода. И всё то, что он чувствует, обязательно должно отравить эту до приторности прекрасную реальность. Гнев, боль, отчаяние, страх, помешательство, безумие. Иными словами, человек, явившийся сегодня следом за проливным ледяным дождём, окрашенным в чёрный цвет, привёл следом за собой тьму. Кромешную тьму, затаившуюся за его спиной.
Похоже, иллюзионистка ещё не догадывалась, с какой преградой ей довелось столкнуться. Во врачебной психиатрической практике такой феномен называют второй личностью. Это своеобразный механизм защиты. Когда человек не способен больше справляться со своими внутренними переживаниями, его голова блокирует поток информации из внешнего мира. Это похоже на кнопку выключения. В этот момент он не более чем, оболочка, существующая лишь материально. Вот тогда то, и случается то, что люди называют «внутренними демонами». Одна сущность, уступает место дугой. Ведь если верить философам старого света, душа человека скрывает под собой тысячи лиц и один большой театр. Театр демонов. Неужели, долгие годы, отчаянно пытаясь хранить всё болезненное глубоко внутри, Ямамото медленно, но верно, подписывал себе приговор? Но самое страшное даже не в этом. В руках Безликого отныне находится сила, дарованная оберегать жизни. Что станет с ней, если яд чёрной души попадёт на священное лезвие меча?

- Отдать тебе атрибут? Ты, должно быть, шутишь, - Безликий рассмеялся. Да настолько громко, что голос его эхом прошёлся по широкой улице, приглушая порывистый дождь, непрекращающийся уже в течение нескольких минут после уничтожения иллюзорной реальности. Поднимая руку, облачённую в чёрную ткань перчатки, «хранитель» касался собственного затылка, отчаянно пытаясь унять эту эйфорию. Ему было весело, действительно весело это услышать! Провести столько времени в заточении, наблюдая за могуществом Короля и теперь, повергнув его в хаос остаться с пустыми руками!? По доброй воле уступить первый глоток наследной крови из Грааля?
- Да ты просто самоубийца, девочка, - его смех оборвался так же внезапно, как и разнёсся до этого по ночной пустынной улице. Лицо Безликого наполнилось холодным отблеском ненависти к находившейся напротив жизни. В отличие от него, иллюзионистка хотя бы имела сейчас собственную волю и могла попросту убраться, пока не погибла. Но вместо этого она вновь подняла флейту, начиная наигрывать тонкую мелодию, впоследствии породившую светло-сиреневый вихрь, грозящийся совсем скоро добраться до своей цели.

Рука сомкнулась на ожерелье, спрятанном за высоким воротом тёмного плаща. Воспламенившись, оно обожгло кожу ладони даже под тканью перчатки. Эта сила пронизывала всё тело насквозь, и очень скоро, аура вокруг Безликого, стала походить на плотную непроницаемую стенку из чёрно-синей краски.
«Ты не можешь меня отвергнуть. Потому что в моих венах течёт эта наследная кровь. Проклятая наследная вонгольская кровь! Я такой же, как он. Мы - одно целое».
Больно, действительно было больно чувствовать Предсмертное пламя Дождя. Но настолько живым Безликий себя ещё никогда не ощущал. И прежде чем, чужая сила достигла цели, накрывая тело «хранителя» сверху, намереваясь уничтожить его, из призрачного тёмного пламени вырвался огромный чёрный ворон. Его дикий крик рассеял глухой звук чужой энергетики, замедляя её действие, а затем и вовсе рассеивая. Дождевой щит, некогда принадлежащий, прекрасной синей птице, ныне явил миру посланника из самых мрачных сказок. Ворон – символ греха, беспокойства, вечного блуждания по бескрайним дорогам.

- Полагаю, мне стоит держать ответ, верно? – Безликий в считанные секунды оказался подле иллюзионистки, вонзив острый клинок в ключицу с правой стороны. Появившийся благодаря птице щит, позволил ему укрыться и остаться незамеченным в своих передвижениях.
Металл лезвия вошёл глубоко в чужую плоть, словно по маслу. И это чувство взбудоражило сознание. Завидев кровь, Безликий широко усмехнулся.

- Он ведь предупреждал тебя. Всё будет иначе.


Читать

0

14

В Намимори было холодно, и никакая тёплая одежда не помогала, как не помогли бы горячительные напитки, шерстяные пледы и законопаченные окна. Виной тому являлось то, что стыла не физическая оболочка, а душа Джессо. Без Венков в пустом доме, хотя, территория ему была выделена приличная, было бесприютно. Неприятный привкус - в любой пище, даже кофе и чай горчили, сколько бы ложек сахара он туда ни добавлял и как бы тщательно ни размешивал. Даже чистый кусковой сахар не радовал - он потерял всяческий вкус... Жизнь, казалось, с иронией взирала на бывшего своего баловня. Пока Бьякуран оставался сторонним, безучастным наблюдателем, его никто не трогал, даже близко не совался... Зато после состязания Аркобалено он устал до полусмерти от шепотков за спиной насчёт того, что "этот тип опасен". Даже после того, как ему поставили печать и назначили надзирателей, люди не чувствовали себя в безопасности. И то, что в его присутствии им становилось спокойнее, то, что он представлял собой занимательного, воспитанного и умного собеседника, не помогало; напротив, если они и расслаблялись под совместным действием его гармонии и обаяния, то потом ещё больше кричали. А представьте, что вам начинает импонировать тот, кого вы считаете злодеем, или, по меньшей мере, высокомерным эгоистичным интриганом? Но он ничуть не обижался - понимал от и до их отношение к себе. Ведь и тот, другой Бьякуран умел повести беседу, расположить к себе, увлечь. У него была сила внушить доверие и согласиться с его взглядами, настолько великая, что её хватило на создание и поддержание огромной Семьи... И никто из них не читал в его сердце настолько, чтобы теперь распознать, когда он честен и открыт, а когда ведёт очередную свою партию.
Процесс начался, едва все зализали раны после Виндиче. Бьякуран с огромным облегчением нашёл себе новое сердце и кое-как развязался с долгами. Он думал, что разобраться с осложнением будет просто... Но ошибся, и ошибся по-крупному. Его засыпали повестками с вызовом в зал заседаний. Ему задавали каверзные вопросы. Затем Джессо узнал, что допрашивали и Венков - на тему его замыслов, и того, чего они сами от жизни хотят. Он знал, что Блюбелл строила им гримасы и неизменно отвечала вроде: "Утопить в аквариуме зануд вроде вас бы, только это мой любимый аквариум, а вода после вас протухнет, поэтому живите пока!". Знал он, и что Закуро разломал стол и ответил матом. Знал, что Дейзи молчал с отстранённой апатией, почти не реагируя на слова, сжимаясь от окриков и толчков в спину и плечи от потерявших терпение дознавателей, уткнувшись лицом в розового зайца, и всем быстро надоело связываться с идиотом, так что Солнце списали со счетов вообще... Это было нерационально и глупо, это могло дорого им стоить, но Бьякуран ими гордился в такие моменты. Его Хранители ни перед кем чужим прыгать на задних лапках и умильно заглядывать в рот, ожидая, что те умного скажут, не станут! Хоть его и подмывало попросить их вести себя сдержаннее и тише, ибо от их поведения, каждого в отдельности, зависит судьба всех. Подмывало - но, одновременно, и претило. Не хотелось ограничивать.
Кольца у них не отобрали. Ни у кого не хватило духу покуситься на истинных наследников Марэ, законно одобренных и признанных... Хотя, на время у Бьякурана его кольцо взяли - но оно не реагировало ни на кого другого, будто являлось грошовой стекляшкой, какие в магазинах порой за хорошие покупки дарят по какой-нибудь дурацкой акции: "ухитрись раздать побольше того, что даром никому не надо"... Так что заменить их не вышло. Но ограничить - ограничили, кольца и коробочки Венков очевидно упали в силе. Совершенно спокойно это принял только Кикё. Хотя, нет. И он переживал - виду не подавал, но Бьякуран слишком хорошо его знал, - что ему теперь может недостать сил, чтобы защитить Небо, когда тому это потребуется больше всего. Например, если вердикт суда будет неблагоприятным. Джессо знал и то, что они, в таком случае, собирались забрать его, если придётся - прорываясь с боем. Терять будет точно нечего... Но не пришлось. Вмешался Тсунаёши, чего и следовало ожидать. Бьякуран чувствовал себя слегка задетым - он не хотел ни быть обязанным, ни признавать, что сам бы не вывез.
Комната, отведённая Дейзи, была небольшой и полутёмной. Свет лился только через окно, достаточно, впрочем, большое, и полуприкрытое жёлтым тюлем занавесок. Солнце мирно спал, укрывшись двумя одеялами, ввиду холодного времени года. Топорщились те так, что становилось очевидно - игрушка в постели с ним, прижата к груди. Дейзи получил ещё дюжины две, больших, мягких, плюшевых - в каждый визит Джессо приносил новые, и не по одной, ему нравилось баловать своё Солнышко, были у него с собой также конфеты, шоколад, печенье, пряники, пастила, всегда что-нибудь вкусное и сладкое, а за здоровую еду пусть Облако отвечает, - но зайца по-прежнему любил больше всего.
А сегодня сердце принёс. Здоровенное, густо-красное, с бахромой по краю и вышитым золотой, под цвет хадо, нитью: "Daisy-kun". И сердце-подушку, а оно являлось именно самой настоящей подушкой, и надпись были сделаны по личному заказу.
Между "коконом"-Дейзи и стенкой оставалось немного место, и Бьякуран положил подушку туда, стоймя прислонив к вертикальной поверхности. Отвёл одеяло. Коснулся пальцами макушки Хранителя, гладя и перебирая его длинные волосы.
- Мой хороший, - почти неслышно прошептал Джессо и ласково улыбнулся. Именно такое его выражение лица запоминалось лучше всего, таким они видели его во снах. Такой Бьякуран никогда бы не смог причинить своим Венкам вред, такой - любил их больше жизни. Да зачем она ему без этих четверых? Кто будет ждать его? За кем ему ухаживать? И, учитывая настроение всего окружающего мира, за исключением всяческих святош, вроде Юни и Тсунаёши, Небо Марэ позарез нуждался в тех, кто не будет желать ему долгой и мучительной погибели. Он умел игнорировать негатив и переводить тот в шутку, но тут налицо имелся глубокий перебор, от такого количества ненависти задохнуться было впору.

Читать дальше

0

15

http://s7.uploads.ru/lHgrs.jpg

0

16

- Воу, без рук!
Стоило белобрысому протянуть к ней свои ручонки, как Клара тут же отступила, выкрутившись из "объятий" спасителя. Вот не любила она этих обнимашек. Этакая иллюзия заботы. Почему-то все вокруг думали, что если ее обнять, помочь, то она проникнется. А вот и нет. Девушка давно усвоила одну простую истину: человек человеку похер. Даже не волк, а именно похер. Всем на всех плевать. Точнее не так. Если люди не родственники, не близкие, а тупо незнакомцы, то плевать. Да и эта типа близость, на самом деле, ничего не стоит, каждый прежде всего заботится о сохранности собственной шкуры. В конце концов, всегда можно завести новую собаку/кошку/друзей/жену/мужа/детей, а ты у себя один - уникальный и незаменимый. И думать надо о себе. А те, кто говорит и думает иначе - просто жалкие лгуны, боящиеся сказать правду даже себе. Герои, которые типа жертвуют собой ради спасения других ничем не лучше. Ведь они делают это, в первую очередь, чтобы потешить свое самолюбие, чтобы думать, что он хороший, белый и пушистый. Да вот только ни один из таких героев не собирается помирать всерьез. Дай такому герою пистолет и предложи выстрелить себе в голову или в своего лучшего друга, и скажи, что в противном случае подохнете оба, каждый выстрелит в друга. Не в себя. Никто не собирается умирать, даже идя на смерть. Все надеются выжить.
Да и вообще, почему все сравнивают с волками злых людей? С её точки зрения, волки намного лучше людей, они более благородны. Да и вообще, животные куда симпатичнее хомо сапиенсов по мнению Клариссы. Животные не обманывают, даже если безобидные зверюшки или цветочки похожи на своих смертоносных собратьев, они не обманывают. Они просто похожи. И ни одному зверю уж точно не придет в голову убивать своего собрата ради забавы или из зависти. Последнего чувства у животных так вообще нет. Ну, да ладно.
- Серьезно? - хмыкнула Кларисса, обходя портал, - Я, блять, прям нарасхват. Надо потребовать прибавку к жалованию.
Она обошла портал по кругу, придирчиво осматривая прямоугольник, словно хоть что-то понимала в нем. И нет, порталам она не доверяла. Кларисс и на самолетах летать боялась, чего уж говорить об этих арках в стиле научной фантастики.
- У тебя два пламени что ли? - поинтересовалась она, подбирая с земли камень и швыряя его в проход дабы проверить, не расщепит ли немку в процессе перехода.

Читать дальше

0

17

Итак, милая и наивная девочка Алиса, столь искренне, прямо-таки как на духу, выложившая ему всю известную ей подноготную о центре, а, вместе с ней, не менее приятная и доверчивая женщина по имени Эмма, думающая, кажется, на полном серьёзе, что повстречала ангела, отправляются в Италию в необременительное туристическое путешествие. В компании Урагана Марэ, представляющего собой, одновременно, бронежилет и ручной гранатомёт. Встретят ли они там кого-то из Вонголы, либо же союзных ей Семей? В Палермо не протолкнуться от этих самых пресловутых представителей мафии, прямо как в одном из дурных анекдотов про Сицилию... Будет даже забавно поглядеть, во что подобное выльется. Если у Дженрайт и Эрвинг наивности и чистосердечия - хоть ковшом отчерпывай, то Закуро таковые качества отшибли, вероятнее всего, ещё в детстве, да как бы не в буквальном смысле палками. При том, что Багровый Венок был прост, проще некуда - отнюдь не открыт и не доверчив. Веселье, в общем, предстояло немалое - жаль только, что лично поучаствовать нельзя, дел невпроворот. Вот, например, уважаемый доктор Лайт - создание ускользающе неприятное, при всей его учтивости и вежливости, и причины своей инстинктивной и стойкой антипатии Джессо даже для самого себя уяснить не мог, что выводило из себя ещё больше - Небо Марэ терпеть не мог чего-то не понимать. Лайт позволял другим узнать о себе ровно столько, сколько ему было выгодно, и не факт, что выданные сведения являлись правдой, выведать же нечто сверх них никак не удавалось. Словно бы у профессора и вовсе никакой истории жизни не имелось... Очень опасный в качестве оппонента и ненадёжный как союзник.
Дальше - больше. Алиса одна здесь выглядела в полном смысле слова невинной жертвой, об остальных сведения, выраженные в сжатой письменной форме, разворачивались одно другого краше. Ощущение, возникающее в этом "храме интеллекта и оплоте науки" вызывали живые ассоциации с Мильфиоре - тех дней, когда та была полноценной и огромной организацией, а не осколком, состоящим из самого Бьякурана, да Венков. Полная атмосфера гадюшника, где в любой момент могли начать "жрать" друг друга. Как в шахматах, раз, два, прозевал фигуру, фигуру, ещё фигуру, мат, выбыл. Убивать друг друга прямо на поле боя, если один из напарников мешал другому - способны ли они до такого дойти? Хм... Некоторые, если судить по текстовым данным, характеризующих психологические портреты - весьма даже. Тут же у большинства ничего святого нет и не было. Заслуживают ли они внимания? А сострадания? Или он попал в банку к паукам, и его съедят или в процессе разборок между собой, или - когда кушать станет больше некого, ибо последний уцелевший расправился с остальными?
Вот именно это и предстояло выяснить.
А новое пламя воистину завораживало. Ну, в том, что Верде ушиблен на всю голову и способен на всё, Бьякуран и не сомневался, лишь дьявольский мозг мог помочь реализовать схемы Да Винчи, а также снабдить отморозка и бывшего осуждённого на высшую меру уголовника Рокудо материализующей иллюзии перчаткой. Вспомнив, как посредством этой дряни Мукуро разделался с большей частью команды Юни, Джессо даже содрогнулся. Этот же человек участвовал в разработке вируса Нон-Тринисетте, правда, вряд ли предполагал, чем обернётся задумка. И вот, теперь... Нет, Джессо однозначно на своём месте, но что именно должен предпринять? Ломать оборудование и уничтожать записи и выкладки, сжигая всё, что могло помочь восстановить сатанинское - и словесные обороты-то какие, святые ёжики, не замечал как-то Бьякуран ранее за собой такого! - творение, откровенно не привлекало, тянуло испытать все возможности сочетания безумной фантазии и технологического гения Верде и Эрвинга. Когда ещё такой случай представится? Возможно, не в его поколении, и даже не в следующем, разработки совершенно уникальны. Ему было любопытно, как далеко эти двое зайдут, тем более - с его помощью и опытом множества измерений. В глубине души, впрочем, Небо отлично понимал, как надлежит поступить - но когда это Бьякуран Джессо выбирал "как правильно", если имеется "как хочется"? Впрочем, пару раз происходили такие случаи, но тогда он чувствовал себя слишком уж обязанным.
И он сегодня, едва закончив дела юной Алисы, начал работу с того, что пригласил Нарциссу Фрезер. Якобы для очередного обследования, эксперимента, или чего-то в таком же примерно роде. На самом деле Бьякурану просто не терпелось взглянуть на одно из лучших изобретений местных умников. "Попробовать на зуб", получится ли её раскусить так же легко, как других. Некоторых, вроде той же Дженрайт, или, пожалуй, Катберта, и разгрызать не требовалось, не носили они сложного для понимания панциря.
Прямо посреди лаборатории, будто бы плюя на технику безопасности и даже обычное благоразумие, он установил столик на две персоны... И заставил его сладким. Много сладкого. Очень много. И сам сидел за этим великолепием так беззаботно, словно ему было лет десять от силы... В понимании Джессо поедание тонн зефира и серьёзность никак друг другу не противоречили. Как говорится - "больше маршмэллоу богу маршмэллоу". Ахахаха, ну, хоть в чём-то, уже неплохо! Ладно. Шутки в сторону... Несмотря на облик неприкрыто скучающего раздолбая, Нарциссе нелегко с ним придётся. Он когда-то, в другой реальности, мог с безмятежной улыбкой обсуждать стратегии безошибочной победы. Или случайно прикончить заодно с последней ложкой десерта. Какое досадное недоразумение! И в этом времени тоже сможет, если так придётся. Без малейших проблем. Всё дело в степени реальной необходимости применения крайних мер.
Читать дальше

0

18

Пустота изнутри съедает и стремительно распространяется вокруг твоего существа, но ты не можешь даже вдохнуть хотя бы частицы этой тьмы. Нет, речи не идет о меланхолии или же простых неприятностей, будь то усталость или же плохое отношение начальства к тебе – речи не идет о простых обыденностях человеческого бытия. О, нееет, все намного хуже.
Интересно, как можно было застрять в той пустоте, которая сейчас давила своими несуществующими стенами, даже если ты умер, а тебе на земле обещали очевидный Рай или же Ад? Но не когда ты своими руками убила себя, уничтожила пламя, перерезав какую-то очень тонкую проволочку, которая даже не понятно, где находится во всем это более не существующем теле. Надо же, как же страшно изо дня в день видеть черный, не чувствуя потока времени и не различая пол и потолок. Не испытываешь боли в стертых ногах, никакая физическая боль тебя не касается. Ты просто не живой. Вот и все.
Ее шаг медленный, но за это время Юни ни разу не остановилась на месте – тут все было совершенно одинаковое. Вот только была одна деталь, которая слишком бросалась в глаза. Слишком.
Впереди была его фигура. Именно его, никого больше. Юни его ждала. Нет, погибшая больше не могла чувствовать ничего, просто она появилась здесь с этим смутным ощущением ожидания чего-то или кого-то, поняв, что это явно не возрождение из этого черного и мучительного плена, от которого желаешь, даже пытаешься сойти с ума, лишь бы это мучение казалось чем-то совершенно другим, но не выходит.
Она протягивает руки и обнимает его со спины, находя даже в этом мертвом теле по-настоящему живое тепло, какое даже иногда среди людей не встречается. Почему ты теплый? Мы ведь оба мертвы.
- Это место ужасно по своей жестокой природе, - прижимаясь щекой к чужой спине, тихо и мягко говорит Юни, не чувствуя совершенно никакой ноющей боли в груди, как у нее это бы случилось там, среди живых и красивых людей. Простая констатация факта, но, кажется, Бьякуран не желал этого услышать. Хотя, как знать, ведь пустота для него тоже стала ужасным пленом без обжалования и срока.

Читать дальше

0

19

http://s7.uploads.ru/PH61M.jpg
Сюжет | Акции | Список ролей | Хронология игры

0

20

Не любой сон начинается хорошо. Совсем не любой. Впрочем, как и в жизни. Но в руках людей есть власть все изменить. Главное - было бы желание. Алиса пожелала выбраться из бесконечного лабиринта коридоров и в итоге, пусть и с великими усилиями. И в итоге она здесь. Только вот... где? Девушка хмурится. Опять неизвестность. Она, словно тень, преследовала Дженрайт, не оставляя в покое. Нигде нет спасения. А что самое ужасное - Алиса была бессильна. Бессильна против этой неизвестности.  Против всех неприятностей, которые только на её головушку. Да и против всего, что только с ней случается. Такова видимо её судьба неутешительная. Впрочем, есть ли смысл сейчас думать об этом, зная, что итог будет тем же, что и всегда - заниженная (хотя куда больше) самооценка? Ведь здесь у неё есть шанс что-либо разузнать. Тут нет запретов. По крайней мере, пока об этом ещё никто ничего не говорил. Поэтому будет величайшей глупостью упускать свой шанс. А что ни говори, но Алиса дурой не была. Наивной? Да. Временами рассеянной? Да. Пугливой и робкой, словно маленький дикий зверек? Да. Но явно не дурой.
Но это все позже. Сейчас нужно убедится, что с девочкой и правда все в порядке. А то мало  ли... В начале говорят, что все хорошо, а потом внезапно в обмороки падают. Хотя если присмотреться, то Юни выглядит вполне себе здоровой, кровью не истекает, внутренние органы не спешат вылазить наружу... Но чтобы полностью успокоить свою совесть Алиса все же переспросила;
— Точно? А то может я чем-нибудь могу помочь, - «но не знаю чем» - мысленно добавляет Алиса и виновато улыбается. Она ведь и правда не знает, чем и как могла бы помочь. Да и вообще, скорее всего, помогать будут именно ей. Просто потому Юни наверняка знает больше, чем сама девушка. Люди с такими глазами всегда знают больше других. Может, потому что не только смотрят, но и видят. Не только слушают, но и слышат. Не только чувствуют, но и ощущают. Но наверняка Алисе этого знать не дано — она может лишь мысленно строить догадки, которые никогда не обнародует.
— Со мной все хорошо, - незачем доставлять лишние хлопоты другим. К тому же затылок какое-то время поболит и пройдет — ничто не вечно в этом мире. А беспокоить хороших людей из-за таких мелочей... Это истинное кощунство и неблагодарность! А Дженрайт никогда не желала такого. Поэтому с ней все хорошо. Бывало, конечно, и лучше, но достаточно хорошо, чтобы не жаловаться другим.
— Рада познакомиться с тобой, Юни. И ещё раз прости, - как ни странно, но эти слова былине просто формальностью. Дженрайт и правда была рада познакомиться с ней. К тому же... Когда она последний раз встречала и общалась со своими ровесников? Уф, память отказывается хоть что-то показывать. Лишь редкие, ничем хорошим не заканчивающиеся встречи с братом и одиночество. Поэтому появление Юни было чем-то вроде прохладного ветерка в сильную жару — новым, приятным и... долгожданным? Да, Алиса уже очень давно мечтала о том, чтобы у неё был друг. У неё есть Элли, которая, несомненно, всегда будет её лучшей подругой, но она ведь собака. Причем из коробочки. Она не сможет дать совет, да и вообще сказать хоть слова - лишь гавкнуть, пытаясь вот так, по-своему, изо всех своих сил успокоить хозяйку. А вот друга... Друга у неё никогда не было.
Но вдруг ей повезет? В последнее время, Удача очень часто сопровождает Алису во всех её начинаниях. Даже удивительно.
— Юни, а ты знаешь где мы? - наконец решается спросить девушка, продолжая оглядываться по сторонам. — Тут все чудно и странно, - задумчиво бормочет себе под нос Алиса, с любопытством оглядываясь по сторонам. Наверное, стоило бы удивиться. Стоило бы все отрицать, потому что рационально нельзя объяснить происходящее в этом мире. Но вместо этого Алиса принимает все, как должное, не ставя эту реальность под сомнение.

Читать

0

21

Кошка. Это первая и единственная ассоциация, которая посетила рыжую, когда она наблюдала за девушкой, которая слишком вольно расположилась в кресле хозяина кабинета. Каждое её движение было изящным и грациозным, как у кошки, млеющей под лучами тёплого солнца. Сама Элина не была такой грациозной, однако завести она не испытала, не такой тип характера. И всё же что-то настораживало в движениях этой молодой особы. Не связано ли это с тем, что её атрибут Туман? Так, стоп, какой ещё к чертям собачьим добрый вечер?! Хранительница Каваллоне приехала сюда с определённой целью, но встречает в кабинете товарища и учителя какую-то странную девушку, которая ведёт себя как королева. Может, Лиса и не самый умный человек, но даже её познаний хватило на то, чтобы понять, что «хозяйка» кабинета желает показать невоспитанной вторженке должное ей место в самом низу иерархии! И именно в этот момент природная наглость всё-таки преодолела природный страх перед туманниками. В этом и состоит особенность хранительницы Каваллоне. Исключая некоторые моменты, она довольно быстро умеет «переключаться» между эмоциональными состояниями. И её чутьё подсказывало, что она вполне сможет одолеть эту девушку в бою, хотя вряд ли что-то подобное произойдёт.

Однако, эта девушка в самом деле думает, что Элина возьмёт и вот так просто расскажет не пойми кому о своём визите к хранителю пламени Урагана семьи Вонгола? Как уже говорилось выше, Лиса не самый умный человек, однако она прекрасно осознаёт, что на работе нельзя постоянно глупить и совершать опрометчивые поступки. Да и вообще с ней подобное происходит, слава Розалии, нечасто. Мейрс довольно хмыкнула, и демонстративно медленно открыла сумочку доставая из неё своё кольцо хранителя семьи Каваллоне, также демонстративно надевая его на средний палец, поднимая руку давая возможность самодовольной девушке полюбоваться не совсем приличным жестом, то есть жест совсем уж неприличный. Но именно он с лёгкостью отразил немногословный, но вполне очевидный ответ. Ничего она ей не скажет, по крайне мере, пока не убедится что она та самая девушка Гокудеры Хаято, о которой рыжая слышала от Такеши.

- Возлюбленного? – Переспросила Лиса, проходя в кабинет и закрывая за собой дверь, негоже стоять на пороге. – Могу ли я верить тебе на слово? То, что я пришла рассказать Хаято очень важно, но знать это широкому кругу людей не нужно.

Кстати, Элина продолжала показать своё невежество. Она до сих пор не поздоровалась с девушкой, и даже не удосужилась назвать ей своего имени. Достаточно того, что она показала свою принадлежность к не менее могущественной семье Каваллоне, а кольцо хранителя говорит о том, что она не последний в этой конюшне человек. Просто рыжая не хочет тратить время на игры в вежливость, каждая минута на счету, и в то же время раскрывать такую важную информацию незнакомому человеку она не могла. Такая вот палка о двух концах, причём бьют оба эти конца. По очереди и со вкусом.

А, может, стоит прямо сейчас пойти к Вонголе Дечимо? Уж ему то точно можно всё рассказать и быть уверенным, что он сделает всё возможное чтобы предотвратить это ужасное пророчество. Паранойя она именно такая. Проникнуть в штаб Вонголы совсем непросто, а точнее, сказать – это невозможно. Значит эта девушка точно является человеком, связанным с этой семьёй, иначе её бы здесь просто не было. Эли уже хотелось всё рассказать, поделиться своими страхами и переживаниями. Рассказать, чтобы не нести этот груз в одиночку. Если эта девушка действительно возлюбленная Хаято то они смогут понять друг друга и, возможно, вдвоём у них получится найти этих обормотов, которые где-то пропадают и не желают выходить на контакт! «Вот чёрт, чем я сейчас занимаюсь? Мне надо искать Хаято и Такеши, предупредить их!».

- Я правда могу тебе всё рассказать? – Почти шёпотом спросила Элина, подходя ещё ближе к рабочему столу и опираясь на него руками.

Голос рыжей дрожал, с потрохами выдавая её волнение и даже страх. А ведь пророчество Юни может происходить прямо сейчас! Слова той девушки из бара, до сих пор не выходили из головы, заставляя терять самообладание. «Голубой станет чёрным, а красный исчезнет», - как барабанная дробь, бьются в голове эти слова. Лина затрясла головой, выгоняя эти пугающие мысли, она хотела избавиться от этих пугающих чувств, что они пробуждали. И когда она успела стать такой? Ведь раньше её волновала только семья Каваллоне, а в отношении остальных пусть хоть мир затрещит по швам, но ничего для них не сделает, пока Дино не попросит. А сейчас она просто не может отвернуться, особенно когда дело касается дорогих ей людей, один из которых прочно обосновался не только в сердце, но и в её мыслях. «Встречу – прибью!», - решительный настрой.

Читать

0

22

Отвлекся называется, нет, Небо знал что его Ураган импульсивен, особенно в вопросах касающихся безопасности семьи и лично босса. Даже невзирая на то, что последний давно уже не "никчемный" и о собственные ноги не запнется, да и постоять за себя в состоянии, и тот факт что этот самый босс, при желании, может сровнять с землей небольшой городок, так, досадные мелочи. И сколько бы он не говорил, сколько бы не просил.. Да кто бы его слушал. Похоже эту почти слепую опеку, что появилась у Урагана еще со школьной скамьи, уже ничем не выведешь, это так плотно укоренилось, что уже и на привычку не похоже, образ жизни скорее.
- Ирие, - Небо непроизвольно дёрнулся в сторону друга, стоило технику вскочить с места и схватиться за волосы, показалось что молодой человек сейчас либо разрыдается, либо взвоет в голос, потому что аура что исходила от его правой руки, была будто физически ощутима и давила на бедного Шоичи подобно каменным плитам. - Давай, просто дослушаем до конца, хорошо, Гокудера-кун? - Улыбается Нео Примо, положив ладони на плечи рыжего, словно защищая от невидимого груза, что лежит на плечах одного из лучших умов Вонголы. Все они устали, слишком много свалилось на их головы. Может, стоит дать ребятам выходной? И не один. Пусть отдохнут, приведут в порядок себя, нервы, мысли, чувства. Ведь все уже давно на пределе, и не пойми, как все ещё держатся. Сам же Дечимо чувствует, как скрученная внутри пружина вот-вот со звоном распрямится, нужен только хороший толчок. А если сорвется Хаято? Нет, последствия подобного представить страшно. Да, выходные нужны всем и приближающиеся праздники хороший повод дать их своим друзьям, пусть немного расслабятся.
Чувствуя что Ирие успокоился, Десятый убирает ладони с его плеч, по-прежнему тепло улыбаясь. Как ни крути, он Небо Вонголы, он должен нести гармонию, одним своим видом показывая что все будет хорошо, вселяя веру в сердца своих друзей, при этом не показывая что у самого на душе скребутся мерзкие, лысые кошки. Особенно сейчас, когда груз вины, его вины, его ошибки давит на плечи непомерным грузом, грозя утянуть на самое дно.
- Кофе без кофеина, а следом еда без калорий. - То ли в шутку, то ли всерьез произносит шатен, отводя взгляд в сторону и на мгновение прикрывая глаза. Кажется, буря миновала, и Шоичи готов продолжить объяснение дальше. Небо опирается бедром о столешницу, внимательно слушая техника. И почему все это свалилось на их головы? За что этим прекрасным людям, что окружают его, столько всего? Бессонные ночи, потрепанные нервы, и уже испорченное здоровье, а о количестве пережитых сражений и ран он вообще молчит.
- То есть... - Негромко произносит Тсуна, когда Ирие заканчивает свои объяснения, - ...если этот кейс попадет не в те руки, то при открытии система будет нарушена и не будет подлежать ни считыванию, ни восстановлению? - Ответ, по идее, ясен и так, но, отчего-то хочется услышать это от самого создателя новой «игрушки». Зачем? Так будет спокойнее? Да, наверное.

Читать

0

23

Форум Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky ищет:
http://s7.uploads.ru/t/4qbG2.png
Внешность: Юхи Куренай (Наруто).

Кристин. Бывшее прозвище: "Цапля".
Хранительница Грозы Семьи Джессо.
Носительница кольца Грозы Марэ.
Участвовала в сюжетном квесте: посмотреть.

Анкета предыдущего игрока

1. Имя и фамилия:
Кристин/Kristin

2. Возраст:
19 лет.

3. Профессия/принадлежность:
Хранитель Грозы Марэ.

3. Внешность:
http://s7.uploads.ru/t/mFfXw.jpg
Наруто|Куренай Юхи
Высокая, стройная, хрупкая девушка с копной черный волос, доходящих до середины спины. Светлая кожа имеет несколько болезненный, сероватый оттенок, словно бы циркачка очень редко выходит на улицу.
Лицо с приятными чертами - треугольная форма, острый подбородок, четко очерченные яркие губы, прямой нос. Большие карие глаза, высокий и широкий лоб.
В цирке она оказалась по одной причине - с рождения девушка страдает от патологии - ее ноги имеют форму птичьей лапы - очень короткая плюсна и длинные пальцы, сросшиеся так, что вместо пяти их три. Из-за этой особенности она во-первых не может носить обувь, а во-вторых походка у нее не ровная, раскачивающаяся взад-вперед.
Так же она не может носить длинные платья так как вечно зацепляется за подол, оттого весь ее гардероб состоит из мужской одежды.
4. Характер:
Знаете героинь мелодрам, бульварных романчиков и женских сериалов, которые так любят женщины за сорок? Ну тех героинь, готовых простить все и всех, которые протянут руку помощи даже своим мучителям. Вы удивитесь, но такие есть не только на экранах и страницах дешевой макулатуры. Такие есть и в реальности. Добрые, всепрощающие личности, которые не просто прощают тех, кто регулярно над ними издевается, мучает, как физически, так и морально, но еще и умудряются снова и снова влипать в неприятности. Так вот Кристин относиться к разряду именно таких людей.
Главным качеством ее характера, от которого исходят и все остальные, это ее доброта. Она добрая до смешного, оттого и наивна, потому что ко всему прочему еще и очень доверчива. Она искренне верит в то, что плохих людей в мире не существует. И пусть ничего хорошего в жизни от этих людей девушка и не видела, она все равно верит в это ибо "ну не могут же быть все плохие, видимо дело все во мне". И да, эта неуверенность в себе, вера в то, что она намного хуже и стоит намного ниже полноценных людей тоже играют свою роль.
Также стоит отметить, что Кристин очень женственна, что поделать, так уж ее воспитали. Нежная, ранимая, впечатлительная, ненавидящая драки и насилие и готовая на все, только бы исчерпать конфликт до того, как дело дойдет до рукоприкладства. Она очень мягкий и податливый человек. Как личность девушка еще не сформировалась. Очень зависима от чужого мнения.
Жалостлива и уступчива. Она может с легкостью признать свою ошибку, первой пойти на примирение. Не обидчива, отходчива, легка на подъем.
Ответственна, пунктуальна, если не сказать педантична, аккуратна, привыкла доделывать начатое дело до конца. Не признает полумер.
Умеет делать квадратные глаза. Да, это черта характера.
Обладает неплохо развитой интуицией и проницательностью.
Общительна, коммуникабельна, неконфликтна, позитивна, оптимистична. Кристин крайне сложно вывести из себя, но если это кому-то удается (в частности излишне наглым, нахальным типам, считающими себя пупом земли), то она никогда не станет орать, истерить и бить себя кулаками в грудь, а четко, спокойно и предельно ясно скажет все, что думает о человеке, причем без единого мата, максимум на что способна раздраженная и злая циркачка, так это сарказм.
Верная и преданная, доверчивая и самоотверженная, она готова стоять за своих близких до самого конца и даже несмотря на свою нелюбовь к конфликтам, готова и сама вступить в бой, если ее близким будет угрожать опасность. И пусть она практически ничего не может, девушка плюнет на это и если нужно, то ради спасения своих любимых не задумываясь отдаст жизнь. Хотя нет, она просто не допустит того, чтобы ее близким угрожала настолько серьёзная опасность, надо будет и собой закроет. Она вообще на многое способна, если "надо", плюнет на себя, на свои принципы, забудет о том, что ненавидит, когда льется кровь и стиснув зубы и кулаки, будет делать свое дело, даже если колени подкашиваются от страха, а по щекам текут слезы. Надо значит надо.
Кстати, в отличие от героинь тех же мелодрам, назвать Кристин вечной страдалицей язык не поворачивается. Наоборот, более оптимистичного человека найти сложно. Она смотрит вперед, в светлое будущее, искренне верит в хэппи энды, а если и случаются приступы пессимизма, то переживает она их в одиночестве. Она всегда улыбается, особенно, когда больно, плохо и грустно. Ведь главное, чтобы другие верили, что все хорошо. И она прекрасно понимает, что есть люди, которых судьба обделила еще больше, а значит она просто не имеет права жаловаться.
Поговорим о ее воспитании. Девушку воспитывали в духе своего времени, ее готовили для брака, готовили к тому чтобы в будущем она была хорошей женой и матерью. Кристин очень хозяйственна, прекрасно шьет и готовит, но что самое главное, мысль о том, что мужчина - главный, что он глава семьи, а она должна терпеть и подчиняться очень прочно засела в ее голове.
Как и большинство людей, у Кристин есть фобия, боится она темноты, всегда спит со светом, тратя очень много денег на свечи. Без света заснуть она просто не может, а все потому что боится снова проснуться в той комнате без окон, где нет никого кроме нее.
5. Биография:
Представьте себе, что было бы, если бы все великие открытия были совершены не в свое время, а многим позже. Что было бы если бы великие открытия были бы совершены гораздо позже, чем у нашей реальности? Что стало бы с миром? А я скажу. Мир бы отстал в развитии и все, что мы имеем сейчас - электричество, горячую воду в неограниченных количествах, компьютеры, интернет, развитие медицины, полеты в космос, этого всего просто не существует. Мир Кристин именно такой.
Дочь мэра, которого все в городе любили и уважали, человека надежного, честного, неподкупного, сделавшего очень многое для своего любимого города. Взять хотя бы его проект по строительству железной дороги, призванного сделать Портленд одним из главных и богатейших городов штата. И разумеется у дочери мэра (любимой, единственной и долгожданной) должно быть все о чем только могла мечтать молодая леди. Должно было бы... если бы судьба не сделала финт ушами и не распорядилась совсем иначе.
К сожалению, общество еще не пришло к тому, что все люди равны. Негры, азиаты, европейцы, индейцы, белые, черные, мужчины, женщины, все они одинаковы. Сними кожу с каждого из вышеперечисленных и мы увидим, что кровь и мясо у всех одинакового красного цвета. Но хуже, чем к рабам-неграм, которые были собственностью белых господ, хуже чем к бродягам, хуже чем к больным собакам, здесь относились к людям, имеющие физические отклонения. В это время все, что отличалось от понятия нормальности отождествлялось либо с проклятием, болезнью или иной форме зла. Все беды, все зло этого мира, все несчастья приписывались больным и хромым несчастным. История, религия, культура, все это было наполнено рассказами о ненормальных, злобных уродцах, что способствовало изменению общественного мнения и настраивало людей против людей с физическими несоответствиями.
Рождение детей с уродствами считалось позорным явлением и увечные младенцы были обречены на гибель. Если кто-то из таких детей выживал, то к нему всегда относились с подозрением. Общество старалось избегать таких людей, а семье где появился уродец были навсегда заклеймены позором, порицаемые общественным мнением.
Иногда одного из таких людей выставляли на люди дабы быть осмеянным ради развлечения богачей. Другие же должны были существовать в одиночестве, холоде и голоде, промышляя мелкими кражами.
Любовь к красоте это укоренившееся понятие, существовавшее еще со времен истоков цивилизации. То отвращение с которым мы относимся к ущербным людям - это то самое укоренившееся под влиянием культуры чувство, также существовавшее с древних времен.
Кристин родилась именно такой. Уродец с больными, отвратительными ногами, толстая кожа и сросшиеся вместе пальцы, напоминали птичьи лапы. Акушерка и роженица пришли в настоящий ужас, стоило девочке появиться на свет. В таких случаях младенцев просто убивали и хоронили в закрытых гробах, но Кристин видимо родилась под счастливой звездой ибо ни молодая сестра, ни мать, ни даже отец не смогли пойти на убийство, даже ребенка, который и за человека не считался. Джозев Кросс заплатил большую сумму сестре дабы та молча, никому не рассказывая о случившимся уехала в другой город, а ребенок был объявлен мертвым.
Следующие десять лет жизни Кристин были проведены в заточении. Ее прятали от всех, она сидела в комнате без окон, лишенная всяческих контактов. Никого не видя, кроме матери, приносившей ей еду и игрушки, она была уверенна, что мир ограничен только стенами ее комнаты-камеры. Нельзя сказать, что девочка была несчастной, но и счастья там тоже не было, было лишь одиночество и мать, чье лицо выражало лишь страх и омерзение, когда она смотрела на дочь или ей приходилось говорить с ней. Разговоров правда было очень мало, ведь словарный запас Кристин был ничтожно мал, всего с десяток слов, девочке просто неоткуда было учиться говорить.
И вот в один прекрасный день, а точнее ночь, мать выводит девочку из комнаты, впервые за всю ее недолгую жизнь. Сказать, что малышка испытала шок, значит не сказать ничего, было удивительно и страшно, ее пугали звуки снаружи, ее пугала окружающая обстановка, но больше всего ее пугали люди, к которым мать привела Кристин. Если описывать ситуацию со стороны, то мама просто отдала дочь в цирк уродов, который как раз остановился в их городе и хорошо приплатила, чтобы те никогда не говорили Кристин откуда она и кто ее родители. Директор цирка согласился и принял девочку в свою цирковую семью.
Немного о цирке. Обычно подобные аттракционы были склеены под одну кальку - люди просто приходили и смотрели на уродцев. Этот же цирк разительно отличался от других и именно поэтому "Фантазприум" был одним из самых популярных передвижных аттракционов. Директор сего заведения был человеком крайне прогрессивном для своего времени, его идеи можно было даже назвать революционными. Он искренне считал, что люди с физическими отклонениями ничем не отличаются от обычных, что они тоже чувствуют, что у них тоже есть честь и гордость, что им тоже бывает больно. Он часто говорил, что жизнь несправедлива к таким, как они. И его цирк был единственным на всем континенте, где артистам выплачивалась зарплата, а они жили в фургонах, а не в клетках, как другие. И именно в его цирке впервые сформировалось цирковое братство, артисты там были сплоченными, они были как одно целое: радость одного была радостью всех, а боль одного - боль для всех.
Именно в такое общество и попала маленькая Кристин. Привыкала она очень долго, пугаясь каждого шороха и каждой мелочи, даже небольшое повышение голоса могло заставить малышку трястись от страха. По сути на тот момент ее эмоциональное развитие было на уровне пятилетнего ребенка. Но циркачи с пониманием относились к малышке, пусть директор и не говорил в каких условиях росла Кристин, но догадаться было не сложно. В конце концов, два года спустя она смогла полностью адаптироваться к новой жизни и искренне полюбила свою семью, хоть и помнила о том, что с ней было и как поступила с ней мать.
О ней заботились, учили ее, ее приемные родители были самыми чудесными людьми на свете, которые искренне любили девочку, словно бы та была их родной дочерью.
Выступать она начала спустя три года, после того, как обучилась цирковым хитростям. Как уже говорилось, их цирк был не просто фрикшоу, где люди пялились на уродцев, смеялись и бросались в них огрызками. Это было самое настоящее цирковое шоу, где артисты давали полноценные представления. Именно таким способом директор пытался достучаться до людей, показать им, что все люди по сути одинаковы. Конечно, достучаться не выходило, но зато цирк собирал очень большие кассы, что позволяло обеспечить артистам более или менее сносную жизнь.
А выступала Кристин под псевдонимом "Девушка-птица", у нее был гимнастический номер с элементами эквилибристики, где она, балансируя на руках, брала ногами различные предметы, а после забиралась под самый купол цирка по сложной конструкции, при этом изгибаясь так, что казалось у девушки и костей нет, одни позвонки и суставы.
Когда люди счастливы время идет очень быстро. Их цирк становился все более популярным и их действительно ждали в городах. И на пике популярности, когда их цирк был приглашен на выступление в Лас Вегас, город артистов, театров, богемы и постоянного праздника, директор умирает. И нет, в этом не было ничьего злого умысла, просто мистер Линч состарился и пришло его время. На смену ему пришел его сын Эдвард Линч-маладший, человек разительно отличающийся от своего отца. Он был словно олицетворением их общества - злой, жестокий, видящий в необычных артистах только способ нажиться. С этого момента жизнь циркачей стала в разы хуже - новый директор перестал платить им, гребя все в карманы, кроме того он поступил также, как и остальные - повесил на фургоны прутья, таким образом посадив циркачей в клетки, выпуская только днем дабы те могли репетировать. Недовольство начало расти, а циркачи всерьез начали думать над тем, чтобы оставить эту труппу, но пока это были лишь разговоры.
5. Способности и техники:
Обычные:
Кристин очень гибкий человек, ее номер основан на сочетании гимнастики и эквилибристики. Обладает идеальным чувством равновесия, может с легкостью пройтись по канату без страховки. Также она в два раза сильнее девушки своей комплекции.
Обладает кольцом грозы Маре.
Коробочка с динозавром:
Pterodattilo Fulmine (Птеродактили грозы) - из коробочки вылетают небольших, размером ладонь птеродактиля. Пусть они достаточно небольшого размера, в отличие от оригинала, но зато это очень быстрые и маневренные существа, которые мог развивать скорость до восьмидесяти километров в час. Хозяйка древних ящериц дала им имена Луис и Фрэнсис. Крылья, клювы и хвосты этих ящериц окутаны пламенем Грозы.
1) Colpo di tuono (грозовой удар) - садясь на противника, птеродактили проводят пламя Грозы в результате чего противник получает удар сопоставимый с сильным ударом тока.
2) Un arco elettrico (электрическая дуга) - в полете два птеродактиля на секунду садятся друга на друга, а после, разделяясь летят параллельно друг другу, но теперь их соединяет пламя Грозы, которое работает по принципу электрической дуги и режет все, к чему прикоснется с той же легкостью, с которой нож режет мало.
3) Wuthering scudo (грозовой щит) - птеродактили начинают кружить вокруг хозяйки, создавая вокруг нее поле из пламени, защищающее от атак вплоть до А-ранга.
Коробочка Резни
Grande pterodattilo
Коробочка, превращающая тело в нечто среднее между животным и человеком. При активации этой коробочки радужка заполняет весь глаз, а зрачок становится вертикальным. Кожа меняет пигментацию на коричневый цвет, руки превращаются в кожистые крылья, но вместе с тем кисти остаются, а ногти превращаются в длинные загнутые когти. Ноги ниже колен превращаются в птичьи лапы.
Способности:
1) Thunderball (шаровая молния) - на уровне рта формируется пламя в виде небольшого шарика, который позже выпускается в противника. Шарик действует по принципу шаровой молнии, он преследует противника настраиваясь на его пламя и при попадании взрывается, отчего оппонент получает сильный удар пламенем сравнимый с ударом молнии.
2) L'ondata di fulmine (грозовая волна) - от крыльев выпускается волна пламени и все, кто попадает под нее, получает сильный удар током.

0

24

Ирие перевёл рассеянный взгляд, содержащий в себе одновременно неловкость, признание собственной вины и значительную долю благодарности, на Десятого Вонголу. На секунду сжав пальцами подлокотники и тут же расслабив их, рыжий сложил руки в замок на животе и сполз по спинке кресла сантиметров на пять вниз, так, что даже внимательный наблюдатель, не посвящённый в особенности организма Шоичи, вряд ли предположил бы что-то помимо смены положения на более удобное и расслабленное, однако от взглядов друзей это навряд ли могло укрыться. С возрастом ему удалось только научиться не демонстрировать приступы нервической боли в животе окружающим, но не избавиться от неё.

— Именно так. Принцип неопределённости Гейзенберга, — ответил Ирие, тут же спешно поправляя очки, хотя в этом и не было никакой необходимости, чтобы справиться со смущением оттого, что сбился на научную терминологию. Тсунаёши-кун из тех людей, которые в таких случаях из вежливости не подают виду, что не понимают, о чём им говорят, но именно поэтому тему квантовой механики пока что стоит обойти стороной. — Ах... Это совсем ничего не объясняет, да? Но Гокудера может поручиться за мои слова. — Шоичи перевёл сосредоточенный, а потому уже почти спокойный взгляд на Хранителя Урагана. Каких бы эмоций он не испытывал насчёт горячего итальянского темперамента и взглядов этого человека, обращаясь к подрывнику как к коллеге, Ирие не мог не вкладывать в свои слова заслуженную долю искреннего уважения, и это чувство помогло изрядно сбросить напряжение, вспомнив о том, что, как бы там ни было, Гокудера — его товарищ и Семья, с которым следует, по крайней мере, считаться и мириться. Иначе всё остальное не будет иметь никакого смысла.
— После того, как я закончу, если физическая или информационная целостность системы нарушится, у вас в руках будет не более, чем простой ящик, — заверил рыжий, не без доли гордости за свою работу и работу своих коллег.
Он ожидал от Урагана продолжение вопроса насчёт квантового принципа, и, честно сказать, был бы рад перейти на эту тему. Однако услышанное заставило его замереть на пару мгновений странной ошарашенной лицом статуей.
"А?"
Предплечья резко легли обратно на подлокотники, а пальцы и спина напряглись так, словно он собрался вновь подскочить, но не нашёл в себе сил. Взгляд невольно упал на серверную стойку, стоявшую аккурат за плечом Гокудеры, заставив снова замереть. Нет, конечно, он не мог ничего знать. Но, если бы только Ураган был способен считывать данные, только поглядев на диск, чего он, к счастью, не был в состоянии сделать, даже если бы обернулся по направлению взора Ирие, каковы были бы его слова? Вероятно, все его слова выражались бы в тротиловом эквиваленте. Вот только...
— Я понимаю, о чём ты. — Тихо проговорил рыжий.
И понимает лучше, чем это звучит. Слишком короткая логическая цепочка, и слишком привычная, повторённая много раз с тех пор, как десять лет назад они вернулись из будущего. Вот только именно поэтому он всё равно неправ.
Почему за десять лет Гокудера заявил, что не доверяет ему, только сейчас, когда половина сети главного штаба построена и оптимизирована им лично, как и сотни других вещей и заданий, и до сих пор ни одно из них не давало поводов усомниться в его надёжности или компетентности? Потому что дело не столько в самом Ирие — всё как всегда упирается в Бьякурана, и десять лет спустя. Что ж, он не один такой, и можно понять беспокойство правой руки босса Вонголы, но... Но, честно сказать, от него он этого не ожидал.
Он никогда не считал, что даже среди Хранителей Вонголы все разделяют позицию Тсунаёши на этот счёт, но теперь, когда им действительно больше всего нужны союзники, отказаться от Бьякурана, свалить всё на него и упрекнуть в ненадёжности членов собственной семьи только за то, что те от него не отреклись? Насколько параноиком нужно быть? И что Гокудера вообще знает, чтобы так судить? Последние дни из тех, других десяти лет, что Шоичи был другом Джессо, сухие отчёты Альянса и CEDEF, да предрассудки? Не больше, чем все. Да, там, в другом будущем, всем пришлось несладко, но кому как не Ирие это знать?

Брови и веки медленно приопустились, губы едва заметно дрогнули, возвращая перехваченное дыхание, будто рыжий вполне физически проглотил свою обиду. Но в глазах цвета бутылочного стекла, отделённых от собеседников тонкими пластмассовыми линзами очков, на мгновение блеснул призрак стального холодка взгляда командующего базой Мелоне — именно того, что когда-то приводил босса семьи Мильфиоре в восторг, прорастающий на складах океанами белых анемонов, но сейчас обозначавший лишь то, что этот вопрос он не забудет, но продолжать ссору, особенно при Саваде, не собирается.
Что бы сделал тот человек — его давно забытая, но не выброшенная маска — на месте правой руки Босса? Ирие не нужно было думать, чтобы ответить на этот вопрос. Даже самые преданные сторонники, натыкаясь на конфликт интересов, перестают быть таковыми. Поручить создание системы безопасности лично Джаннини, отстранив их со Спаннером от последнего этапа работы — вот очевидный и рациональный выход. Как руководитель, Шоичи одобрил бы такое решение. Как подчинённый, предложил бы его первым, поскольку и сам понимал, что, даже если слова эти были сказаны из одного "наезда", назвать их абсолютно безосновательными нельзя — он некомпетентен и может совершить ошибку. Но только может, а Гокудера уже совершает её.
Десятое поколение Вонголы — это не Мильфиоре. Их методы всегда были иными. Заключить временный союз, держа за спиной нож наготове? Подозревать всех и каждого в возможном предательстве? Это не война. Да, мафия — не клуб по интересам, да и они сами — уже давно не подростки, плечи которых не могут понять и принять большей ответственности, чем жизни близких друзей, и для которых нет ничего важнее слепой веры и решимости, но разве не этим всегда были сильны эти ребята, разве не этим они гордились? Когда в том, несбывшемся будущем Vongola Famiglia, сильнейшая из семей, не справилась, эти подростки победили. Ему всегда казалось, что именно Хранитель Урагана должен понимать это, как никто другой. Неужели все они настолько устали?

Выпутав из медно-рыжих волос дужки оправы, молодой человек снял очки, просто чтобы на раз разорвать зрительный контакт.
— Да, я могу рассуждать не трезво, потому что заинтересован лично в том, что сейчас происходит, — проговорил Ирие, стараясь сохранить спокойствие, однако зелёные глаза его, раньше, чем рыжий сформулировал остальную часть ответа, зрачки которых почти перестали подрагивать, загорелись решимостью дать отпор Гокудере и всем несчастным параноикам в его лице.
— Но разве один я? И разве это не правильно? Бьякуран нарушил союзнические обязательства, это так, но он остаётся нашим товарищем. И ты сам знаешь, что из этого важнее. Если отказываешься верить ему и мне, поверь своему боссу, — Ирие перевёл взгляд на Небо, ища в нём поддержки, — Нам что, не хватает настоящих врагов?
Уж кто-то, а Бьякуран им не враг, и Савада был одним из первых, кто встал на его сторону. Врагом Джессо упорно считает Альянс. И эти самые "обязательства" — ничто иное, как поводок, который на него нацепили из страха, что будущее повторится. Сколько раз с тех пор Бьякуран подтвердил, что этим страхам больше нет причин? И с каких щей Вонгола, сильнейшая из семей, боится разгневать Альянс своим несогласием? Если бы это было так, если бы он не верил всё ещё в Тсунаёши, Шоичи бы подал в отставку ещё месяц назад, несмотря на неосторожность такого поступка (Не кажется ли смешным говорить об осторожности, имея в виду человека, который некогда едва не сломал время, увлечённо экспериментируя с Десятилетней Базукой?) и всю ответственность, которую несёт как инженер научного отдела.
— Я всегда придерживался одной и той же стороны — мира. Как и Вонгола. Это — причина, по которой я нахожусь здесь сейчас, — отрезал Шоичи, делая акцент на последней фразе и усилием воли сдерживая сбивающийся голос.

Читать всё

0

25

http://s2.uploads.ru/4z5F7.png

0

26

21.07.2016 Мы скоро откроемся заново, с обновлённой информационной частью и новыми ролями! Ждите и будьте готовы!

0

27

http://s4.uploads.ru/t/tPsiX.jpg
Сюжет | Акции | Список ролей | Хронология игры

0


Вы здесь » RED FOX » Каталог » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC